среда, 25 октября 2017 г.

Российско-турецкий сюрприз для американо-курдского «котла»: на какие проблемы «напарывается» Вашингтон?


Предъявляя Тегерану требования о необходимости выведения из Ирака прошиитских войсковых подразделений ополченцев и военнослужащих Корпуса Стражей Исламской Революции, противостоящих сегодня ИГИЛ (запрещено в РФ) и поддерживающих ВС Ирака в наступательной операции против курдских подразделений в районе Мосула и Киркука, а также превратив лагерь беженцев «Рубкан» (расположен близ военной базы ССО и КМП США Ат-Танф) в многотысячный псевдохалифатский плацдарм/тренировочный комплекс для осуществления регулярной дестабилизирующей деятельности на освобождённой САА территории, США полностью опровергли озвученный в августе план об уходе из региона «сразу после подавления очагов ИГИЛ».

На лагерь «Рубкан», где действуют несколько сотен американских, британских и израильских военных инструкторов, прикрываемых контингентом в Ат-Танфе, делаются просто громадные ставки. Это и неудивительно, ведь, во-первых, Пентагон никогда так просто не покидал регионы, изобилующие месторождениями основных энергоносителей (в Сирии это нефтяные поля юго-восточней Дейр-эз-Зора), во-вторых, для нынешнего американского режима потеря даже малейшего контроля над действиями российского и иранского контингентов на Сирийском ТВД будет смерти подобна. В итоге, для Трампа и его окружения это непременно выльется в очень серьёзную потерю рейтинга до ещё более низкой отметки, чем та, которая наблюдалась весной 2017 года.


Такое развитие ситуации опустит действующий режим США «до уровня бардюра» как в глазах своего прореспубликанского электората, так перед самыми отпетыми «ястребами», принимающими активное участие в политической жизни государства. Следовательно, американское присутствие в Сирийской Арабской Республике задержится на десятилетия, что станет возможным исключительно благодаря развёртыванию войсковых подразделений КМП и ССО, а в будущем и истребительных эскадрилий ВВС США на контролируемой Сирийскими демократическими силами (SDF) территории. Между тем, в последнее время региональная военно-политическая обстановка вокруг Сирийского театра военных действий до неузнаваемости меняется практически каждую неделю, что готовит для Вашингтона целый ряд неожиданных «сюрпризов», в разы осложняющих пребывание подразделений ВС США в Сирии, а также получение от этого пребывания различных военно-стратегических и экономических выгод. В первую очередь, данные «сюрпризы» вызваны столкновением штатовских амбиций с интересами Анкары и Тегерана, которые были чётко обозначены в последние две недели.

Несмотря на сохраняющиеся опасения относительно дальнейших планов турецкого руководства по оперированию на территории Сирии, которое (по тайной договорённости с Пентагоном) вполне может включать в себя разделение основного штурмового «костяка» САА на 2 ослабленные группировки в восточной и западной частях республики с целью передела территории САР с США, последние заявления президента Турции Реджепа Эрдогана, поставившие на уши все американские и европейские СМИ, указывают лишь на то, что состоявшаяся 29 сентября 2017 года его встреча с Владимиром Путиным не прошла безрезультатно. В частности, на саммите «Исламской восьмёрки» (D-8) в составе Турции, Ирана, Египта, Пакистана, Индонезии, Малайзии и Бангладеша, глава Турции вдоль и поперёк раскритиковал администрацию президента США за постоянное давление на государства, стремящиеся увеличить свою обороноспособность посредством развития ракетно-ядерного потенциала. Таким образом, всего в одной речи был поддержан и Тегеран, и Пхеньян.

Сразу после этого Эрдоган не упустил возможности обвинить поддерживаемые Вашингтоном курдские отряды YPG/YPJ в поднятии над центральной площадью Ракки портрета известнейшего курдского военного и политического деятеля Абдуллы Оджалана, считающегося в Турции террористом и отбывающего пожизненное заключение на турецком острове Имралы. Также известно, что командование СВ Турции направило бронетанковые подразделения в мухафазы Идлиб и Халеб с целью блокирования вероятного «прорыва» курдами «тактического коридора» «Манбидж — Азаз», позволяющего северо-западному анклаву YPG/SDF (окрестности Африна) объединиться с основной группировкой близ Манбиджа.

Это говорит о том, что даже в отдалённой перспективе поддерживаемые американцами курдские формирования не получат ни малейшей возможности пробить новый «коридор» в юго-западном направлении с конечным выходом к средиземноморскому побережью Сирии в провинции Латакия. Более того, помимо подразделений регулярной турецкой армии, ограничение доступа курдских формирований к средиземноморскому побережью обеспечат части САА, поддерживаемые тактической авиацией Воздушно-космических сил России с АвБ Хмеймим и кораблями ВМФ России и ВМС Турции, развёрнутыми в нескольких десятках километров от города Рас аль-Басит. Что это значит для Вашингтона?

Все возведённые на территории Сирийского Курдистана американские военные объекты (включая радиолокационные комплексы, комплексы радиоэлектронной разведки, средства РЭБ, авиабазы, тренировочные лагеря и т.д.), а также объекты топливно-энергетического комплекса, безжалостно выкачивающие энергоносители из недр месторождений новой жертвы, не смогут своевременно получать материально-техническое обеспечение с помощью тяжёлых транспортов-доков с той оперативностью, которая наблюдается сегодня у нашего контингента благодаря наличию мощного ПМТО Тартус. Учитывая, что никаких транзитных операций (особенно по переброске военного оборудования) в проамериканский Курдистан через подконтрольную САА территорию, а тем более сирийско-турецкую границу не может быть по определению, спасительной соломинкой американского контингента может стать небольшая авиабаза в северной части провинции Хасеке (Румейлан), куда в марте этого года было переброшено крупное подразделение Корпуса морской пехоты США. На этом моменте остановимся более подробно.

Как уже давно известно, эра вскормленного Тель-Авивом и Вашингтоном ИГ быстрыми темпами подходит к концу. Наступательный «кулак» Сирийской Арабской Армии, действующий вдоль западного берега Евфрата медленно, но уверенно наступает в южном направлении от Меядина (в сторону сирийско-иракской границы), отодвигая западную группировку псевдохалифата от Евфрата. Навстречу данной группировке со стороны города Хумаймах в северо-восточном оперативном направлении наступает группировка САА, получившая в своё время контроль над сирийско-иракской границей восточней Ат-Танфа. Когда последняя встретиться с «меядинским кулаком», западный анклав ИГИЛ окажется в «котле», после чего останется подавить террористические очаги на восточном берегу Евфрата в окрестностях Абу-Хамам и Абу-Кемаль. Если предположить, что после этого последует длительный деэскалационный сценарий развития ситуации, где курдские формирования SDF, а также АОИ не будут предпринимать попыток наступления на освобождённую САА территорию, то обстановка на Сирийском ТВД стабилизируется, а стороны начнут основательную работу по увеличению боевого потенциала перед очередным этапом конфликта, в основе которого будут лежать исключительно территориальные амбиции сторон.

В этот деэскалационный период для Сирийских демократических сил (СДС) с их американскими кураторами настанут «весёлые» времена: они прочувствуют все прелести нахождения в «полукотле». Во-первых, вышеуказанный аэродром Румейлан в ближайшее время не сможет принимать военно-транспортные самолёты с большими массогабаритными показателями, нежели у C-130J/H «Hercules», что обусловлено длиной ВПП в 1320 м. Следовательно, будут серьёзные ограничения по доставляемому грузу: максимальная масса — 21800 кг, габариты 12,15 x 3,05 x 2,65 м. Оперативная переброска таких грузов, как ПУ M142 высокоточной РСЗО HIMARS будет нереализуемой до тех пор, пока полотно взлётно-посадочной полосы не будет увеличена ещё на 1060 метров для возможности взлёта и посадки стратегических военно-транспортных самолётов C-17 «Globmaster-III». Более того, после искоренения ИГИЛ на Сирийском ТВД командование ВВС Сирии, совместно с нашими ВКС, на вполне законных основаниях может объявить об установлении в воздушно-космическом пространстве республики зоны ограничения и воспрещения доступа и манёвра A2/AD. С этого момента безнаказанные удары тактической авиации коалиции по объектам САА с главным аргументом «Увы, промахнулись!» закончатся, ровно как и станут невозможными полёты американской военно-транспортной авиации в провинцию Хасеке через центральные провинции Сирии.

Одной из наиболее доступных «лазеек» доставки вооружения и современного оборудования для нефтедобывающей отрасли в Сирийский Курдистан станет сирийско-иракская воздушная граница, либо автомагистраль «Мосул-Румейлан»; но повторимся: в сравнении с морскими путями, недоступными для курдов и американцев, объёмы воздушных и наземных поставок будут просто ничтожными. Более же точно спрогнозировать ситуацию с американским присутствием на Ближнем Востоке можно будет лишь после первых заметных результатов от подписанного начальниками генштабов ВС Сирии и Ирана «Меморандума о дальнейшем развитии координации и ВТС», основным пунктом которого стало противодействие терроризму и американо-израильским планам на Ближнем Востоке.

Источники информации:
http://aa.com.tr/ru/
http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/2637060
http://www.airwar.ru/enc/craft/c130.html
http://www.airwar.ru/enc/craft/c17.html
https://riafan.ru/989374-terroristy-v-sirii-prokhodyat-obuchenie-na-voennoi-baze-ssha-smi
Автор: Евгений Даманцев